"Блог Матвеева": журнал сторонников (blog_matveev) wrote,
"Блог Матвеева": журнал сторонников
blog_matveev

Category:

Принято обращение к министру образования и науки РФ О.Ю.Васильевой с просьбой восстановить СамГУ


В минувшую субботу в Самаре прошёл форум-совещание выпускников Самарского госуниверситета, в работе которого приняли участие также преподаватели и студенты бывшего СамГу, ныне поглощенного Самарским национальным исследовательским университетом им. Королева. Заседание оргкомитета форума прошло в Самарской Губернской Думе накануне. Обсудив ситуацию, сложившуюся в "объединённом ВУЗе", участники приняли обращение к министру образования и науки РФ Ольге Васильевой, проект которого был разработан рабочей группой сотрудников вуза.


Обращение выпускников, преподавателей и студентов бывшего Самарского государственного университета к министру образования и науки России О.Ю.Васильевой


Государственный университет в Куйбышеве был организован в 1969 году, а авиационный институт — в 1942 году. У каждого вуза была своя образовательная и научная ниша, и до начала «лихих девяностых» КГУ и КуАИ достаточно плодотворно сотрудничали во всех областях деятельности вузов. В межвременье девяностых вузы выживали каждый по-своему, но в принципе они сохранили свои коллективы, образовательный и научный потенциал. В 2000-е годы авиационный институт, уже переименованный в Самарский государственный аэрокосмический университет, начал постепенно богатеть за счёт связей в администрации области и заказов из авиационно-космической отрасли, а Самарский государственный университет нашел свой вариант более-менее сносного существования за счет коммерческой подготовки по гуманитарным специальностям.

Чёрная полоса для СамГУ началась после прихода в 2009 году на должность ректора Носкова И.А., который в то время был секретарём регионального отделения партии «Единая Россия» по Самарской области. Складывалось впечатление, что этого ректора интересовали только партийная карьера и личные финансовые потоки. Практически прекратилось финансирование естественнонаучных факультетов, с переходом на приём в вузы по результатам ЕГЭ началась чехарда с набором и потеря бюджетных мест, что вело к сокращению преподавательских ставок и уходу из университета ряда профессоров. В это время СГАУ сумел пробиться в группу национальных исследовательских университетов и затесаться в программу «Топ-100» повышения конкурентной способности университетов.

В 2012 году губернатором Самарской области становится Н.И. Меркушкин, которой для укрепления своего положения затеял несколько амбициозных проектов. Одним их них было создание в Самаре федерального университета путем объедения крупных самарских вузов. Под осуществление этого проекта с подачи Н.И. Меркушкина в СамГУ в начале 2014 года отменили выборы и назначили исполняющим обязанности ректора выходца из Самарского университета путей сообщения (!) Андроничева И.К - человека, не имевшего никакого отношения к фундаментальному образования, но зато, как оказалось, земляка председателя самарского союза ректоров Г.П. Котельникова, на которого сумел опереться в своём проекте Н.И. Меркушкин. Но проект создания в Самаре федерального университета заглох, не получив одобрения на более высоких уровнях власти.

В конце 2014 года ливановское министерство образования приняло план (на новомодном сленге — «дорожную карту») формирования вузовской «пирамиды». Кроме федеральных университетов было предложено выделить три группы вузов: ведущих с хорошим финансированием, вузов «второго уровня» с так называемым «нормальным» финансированием и вузов регионального уровня — без финансирования со стороны федерального министерства. Кроме того, предлагалось осуществить 40% сокращение численности преподавательского состава вузов.

Чтобы закрепится в группе ведущих университетов, и остаться программе «Топ-100», по которой СГАУ получал очень хорошее дополнительное финансирование, вузу необходимо было значительно улучшить показатели его научной деятельности. СамГУ прочили попадание в группу второго, или даже третьего уровня. С этой ситуации Н.И. Меркушкин и ректор СГАУ Шахматов Е.И. начали активную деятельность по созданию объединённого университета, который за счет суммирования показателей мог бы попасть в первую группу и остаться в программе «Топ-100». Для этого СГАУ требовалось, например, чтобы количество цитирований в индексируемых базах Web of Science и Scopus было не менее 300 на 100 научно-педагогических работников. Фактически у СГАУ имелось только 45,64 цитирований. При этом у СамГУ этот показатель был — 172,52. Количество цитирований в РИНЦ должно быть не менее 500 на 100 научно-педагогических работников, у СГАУ фактически имелось 169,11, а у СамГУ в это время данный показатель был равен 318,1. Как видим, показателей СГАУ явно не хватало, чтобы остаться в заветной группе. При этом показатели госуниверситета по многим критически важным позициям были значительно выше, чем у СГУА.

В конце зимы и весной 2015 года губернатор Меркушкин Н.И. регулярно лично приезжал на заседания Учёных Советов СамГУ, СГАУ и СамГТУ и, рисуя молочные реки и кисельные берега, уговаривал коллективы вузов «добровольно» согласится на объединение. Что же в это время обещали коллективам Н.И. Меркушкин и Е.И. Шахматов? Читаем документ, который называется «Концепция формирования объединенного национального университета» (проект). Среди основных принципов:
 этапность процесса объединения;
 максимальная автономность статуса нынешних образовательных учреждений в составе объединенного университета, сохранение… традиций и школ, создание возможностей для их развития;
 обязательное сохранение существующего профиля образовательной и научной деятельности;
 принцип дополнения: все нововведения … должны не разрушать, а дополнять имеющиеся наработки и вести к наращиванию их потенциалов.

Сотрудникам и преподавателям вузов обещали:
 увеличение зарплат до уровня 250% к средней зарплате по региону (у СГАУ было 244%, а у госуниверситета всего 141%);
 сохранение за высвобождаемыми сотрудниками полного объёма зарплат и социальных гарантий до окончания переходного периода (до 2019 года.) и т.д.

Коллектив и ректорат СамГТУ, опираясь на мощные связи в нефтяном секторе, от «блестящей» перспективы отказался. Ученый Совет СамГУ согласился на объединение на равноправных условиях и предложенных в концепции объединения принципах. Однако равноправность явно не входила в намерения ректората СГАУ. Поэтому вбросили довод, мол, объединение вузов формально помешает остаться в программе «Топ-100», необходимо осуществить объединение в форме присоединения. Коллектив госуниверситета убеждали, что «присоединение» это формальность, существуют юридические тонкости, по-дру¬гому нельзя, на самом деле будет равноправное объединение, с сохранением всех достоинств объединяемых университетов, с большим переходным периодом, в течение которого все сложности объединения удастся преодолеть….

Когда стало очевидно, что Учёный Совет СамГУ на этот фокус может не согласиться, свою предательскую роль сыграл «засланный казачок» Андроничев И.К., подписавшийся под документом, в котором ректорат СамГУ соглашался на ликвидацию госуниверситета и присоединение его на правах структурного подразделения к СГАУ. Совершенно очевидно, что Андроничев И.К. превысил свои полномочия исполняющего обязанности ректора и подписал документ, на который Учёный Совет университета не давал своего согласия. Однако «процесс пошёл». На мнение коллектива университета никто не стал обращать внимания. Несмотря на прошедшие в Самаре митинги протеста против уничтожения классического университета, осенью 2015 года он прекратил свое существование и был присоединён к СГАУ. Получив в своё распоряжение коллектив госуниверситета, Шахматов Е.И. и его проректора, нисколько не задумываясь о том, что они ничего не понимают в фундаментальном образовании, решили, что с этим коллективом можно вытворять всё, что им понадобится для достижения своих целей. Так с обмана и предательства началась история «объединённого университета» в Самаре.

Про принципы и обещания, данные всего несколько месяцев назад, мгновенно забыли. Никакой этапности объединения, никакого переходного процесса, вообще никакой автономности. Ректорат СГАУ уже осенью 2015 года попросту расформировал все управленческие структуры госуниверситета и уволил практически всех их сотрудников без обещанного сохранения полного объёма зарплат. В ректорат объединённого университета не вошёл ни один представитель СамГУ. На своих местах остались только деканы факультетов и заведующие кафедрами. Зато сыгравший свою роль Андроничев И.К. получил тёпленькое местечко в аппарате губернатора.

Следует, однако, отметить, что на первых порах ректор СГАУ Шахматов Е.И. еще пытался изобразить некую демократию. Он говорил, что он открыт для переговоров, встречался с представителями факультетов, обещал всё сохранить и помочь в развитии. Но уже тогда стало очевидно второстепенное, подчинённое положение, которое было приготовлено для коллектива СамГУ. Когда в конце 2015 года обсуждалось положение о стимулировании научно-педагогических сотрудников, от коллектива классического университета были внесены обоснованные поправки, учитывающие специфику СамГУ и особенности переходного периода. Все эти поправки были высокомерно отвергнуты. Пытавшимся выступать членам совета университета от СамГУ просто заткнули рот. Естественно, было принято исходное положение, целиком повторяющее положение СГАУ. В этом положении собственно образовательная деятельность практически никак не стимулировалась. Основные надбавки полагались за статьи, учитывавшиеся в базах Web of Science и Scopus. Аналогичным образом был принят коллективный договор, который просто повторил договор СГАУ, в нём опять не было ни грамма от коллективного договора СамГУ. А уже в начале 2016 года внутри объединённого университета началось создание институтов и ломка существовавших организационных структур госуниверситета.

Небольшой, но показательный штрих: официальный сайт нынешнего Самарского университета в разделе «история вуза» ни слова не говорит ни об открытом в 1918 году Самарском университете, ни о Куйбшевском (Самарском) государственном университете, будто их и не было, а начинает историю вуза с 1942 года и создания в Куйбышеве авиационного института…

В этот период сформировался полный административный диктат по отношению к присоединённым структурам и преподавателям. После нескольких месяцев объединения университетов можно было отчётливо наблюдать усугубляющуюся опасную тенденцию отчуждении и враждебно во взаимоотношениях между объединяемыми коллективами. Есть «Мы» (СГАУ), и есть «они» (СамГУ), причём всё решаем «Мы», а «они» обязаны беспрекословно выполнять любые решения, и довольствоваться тем, что дадут. Потому что: «у нас деньги, а вы нищие, следовательно, есть только два мнения — наше и неправильное». По любому спорному вопросу звучали однотипные ответы: «У нас так принято», «Мы так считаем», «У нас это всё уже есть». То, что такой стиль взаимоотношений глубоко унижает человеческое и профессиональное достоинство сотрудников СамГУ, ничуть не менее заслуженных, чем нынешний коллектив СГАУ, никому из руководящих работников и в голову не приходило. При этом сотрудникам СГАУ кто-то настойчиво внушал, что госуниверситет «съедает» их кровные заработки, а гуманитарные факультеты и специальности вообще никому не нужны. Таким образом, коллектив в объединённом университете так и не был создан, зато сформировались два лагеря, враждебно относящиеся друг другу.

Ярко проявились все качества руководства СГАУ при формировании планов для очередного этапа программы «Топ-100» на 2016 год. На все факультеты и кафедры госуниверситета поступили указания подготовить предложения и проекты для включения в общий план, которые необходимо представить в министерство образования для получения очередной годовой субсидии объёмом примерно 500 миллионов рублей. Рекомендовалось привлечь в проект видных ученых из ведущих академических вузов и из-за рубежа, получив от них предварительные согласия на участие в таком проекте. Были указаны примерные суммы, выделяемые на один проект исходя из показателя один миллион рублей на одну статью, учитываемую в базах Web of Science. Вот фрагмент таких указаний: «Общая сумма должна быть соразмерна показателям, которые на себя берут исполнители проекта, например, условно говоря: для теоретических работ: 1 статья на каждые 1 млн. руб. финансирования; для экспериментальных работ: 1 статья на каждые 2 млн. руб. финансирования».

Сотрудники СамГУ, приняв эти указания за чистую монету, несколько месяцев возились с проектами, уговаривали уважаемых людей из ведущих академических вузов страны и своих зарубежных коллег. И эти планы якобы принимались ректоратом к обсуждению. Но как впоследствии оказалось, их никто и не читал. Когда субсидия была получена, руководители СГАУ заявили, что им рекомендовано не запускать проекты от СамГУ. Ни один проект от госуниверситета не получил финансирование из этой субсидии, ни один сотрудник СамГУ не был привлечен к выполнению тех проектов от СГАУ, которые такое финансирование получили — жадность превысила все остальные соображения. Тем самым вместо многопрофильного развития научных исследований, которые вообще-то должны проводиться в объединённом университете, ректорат сосредоточил все деньги в своих привычных направлениях, в частности, в авиационно-космических исследованиях.

Как немного позже выяснилось, никто и не собирался выделять деньги под проекты СамГУ, поскольку и ректорат и коллектив СГАУ совершенно искренне считают, что участие в программе повышения конкурентоспособно — это исключительно их заслуга и нечего «разевать рот на чужой каравай». С одной стороны это так. Но если заранее было решено не выделять финансирование проектам из СамГУ, зачем было три месяца морочить головы людям и ставить их в совершенно неловкое положение перед привлекаемыми коллегами? Ну и, конечно же, совершенно некорректно выглядит добавление показателей от СамГУ, которое собственно и позволило СГАУ остаться в программе «Топ-100», и последующее полное отделение госуниверситета от этой программы. Фактически коллектив госуниверситета обокрали, присвоив его показатели научной деятельности.

Ещё раз описываемые качества руководства СГАУ выпукло проявились во время набора студентов в 2016 году. Этот набор впервые вёлся в объединённый университет. Попутно заметим, что информацию об абитуриентах представители факультетов госуниверситета от приёмной комиссии практически не получали и набор они вели практически вслепую. Но самое важное обстоятельство, которое определяло особенности набора, связано с показателями, заложенными в план («дорожную карту») повышения конкурентоспособности. По этому плану университет должен ежегодно увеличивать средний балл ЕГЭ у абитуриентов, принимаемых в университет. Начнём с того, что баллы ЕГЭ, с которыми приходят в вузы абитуриенты, ничего общего не имеют ни с их фактическими знаниями, ни с умением учится. Поэтому средний балл приёма — это абсолютно формальный показатель. Однако, его уровень, вообще говоря, должен быть хотя бы как-то связан с этим показателем у выпускников региона. И почему он должен ежегодно расти, если знания выпускников средней школы ежегодно катастрофически снижаются, а экзаменационные тесты усложняются? Здравый смысл подсказывает, что при росте среднего балла в регионе вскоре просто-напросто не наберётся столько имеющих необходимые баллы абитуриентов, чтобы заполнить бюджетные места университета.

Этот эффект проявился уже при наборе в 2016 году. Чтобы выдержать установленный для этого года уровень среднего балла, приёмная комиссия и ректорат пошли на невыполнение плана набора в университет. Когда выяснилось, что это показатель выдержать не удаётся, ректор Шахматов Е.И. лично звонил по этому поводу в министерство образования. Ливановский клерк из министерства ответил, что за невыполнение плана набора на бюджетные места его похвалят, а если не удержать планку среднего балла, то пусть ректорат пеняет на себя. В этой ситуации принимается «гениальное» решение, состоящее в том, чтобы весь недобор перебросить на направления госуниверситета. Дело в том, что в СГАУ хорошо идёт набор только на факультет информатики. Направления и специальности, связанные с собственным авиационным профилем, испытывают существенные сложно с набором, и туда приходится брать абитуриентов с низкими баллами. Чтобы сохранить необходимый уровень среднего балла, приходится завышать его на других факультетах. В данном случае «пожертвовали» набором на физический, психологический и математический факультеты госуниверситета. Ещё и обвинили в этом преподавательский состав факультетов, мол, не умеете вести профориентационную работу. Естественно этот недобор привел к сокращению нагрузки и потере ставок для тех факультетов, которые «недобрали» студентов.

При планировании 2016/2017 учебного года выяснилось, что никто и не собирался повышать оплату труда преподавателей. Зато нормативы нагрузки, которые в СГАУ были ниже, чем в СамГУ, подняли до уровня СамГУ примерно на 100 часов. Конечно, преподаватели СГАУ были очень недовольны этим решением, но виноватыми вновь объявили госуниверситет, этих «голодранцев», которыми необходимо отдавать наши кровные деньги. Тем самым раскол только усугублялся. Так опять проявилась сущность управленческих методов ректората СГАУ — полувоенная, диктаторская дисциплина в вузе, ложь, обман. Могут дать любое обещание, но в любой момент от него откажутся, не моргнув глазом.

В СГУА принята и автоматически перенесена на объединённый университет абсолютно неестественная система распределения нагрузки и выделения преподавательских ставок. Нагрузка высчитывается до сотых долей ставки, и при нехватке хотя бы 5 часов от годового норматива, происходит автоматическое уменьшение выделяемой ставки. Например, человек может быть оформлен на 0,97 ставки. Естественно, это ведёт к уменьшению зарплаты. Фактически преподавателю оплачивается только учебная нагрузка. Все остальные виды работы: воспитательная, учебно-методическая, научная в ставке никак не учитываются и соответственно не оплачиваются. Утверждается, что эти виды работ учитываются в системе стимулирования и оплачиваются дополнительно. Однако, система стимулирования, о которой шла речь выше, нацелена только на зарубежные статьи. Все остальные виды работ отражены очень слабо и с очень маленькими весовыми коэффициентами. В системе стимулирования как в зеркале отражена общая установка ректората СГАУ на зарабатывание денег любым способом при полном пренебрежении собственно образовательной деятельностью.

Административно-управленческий аппарат СГАУ, который полностью сохранился в объединённом университете, проставляет собой мощнейшую, можно сказать махровую бюрократическую структуру. Преподаватели госуниверситета до сих пор в шоке от того, с чем им пришлось столкнуться в СГАУ. Для оформления простейшей командировки, для оформления любого документа, для закупки бумаги или расходных материалов для принтера необходимо собрать десятки подписей, пройти не один отдел, затратить одну-две недели на решение любого вопроса, да и решить его удается далеко не всегда. Элементарный ремонт оборудования, например, мультимедийного проектора затягивается на два-три месяца. Практически в любом отделе преподавателей ожидает высокомерное, иногда просто хамское отношение от любого клерка, от которого зависит подписать или не подписать бумажку. Аппарат раздут неимоверно. Изобретают тысячи бумажек и требуют от преподавателей оформления любых, понадобившихся зачем-либо им сведений. Документы в аппарате постоянно теряются, и никто не несёт за это никакой ответственности. При этом зарплата управленцев гораздо выше зарплаты рядовых преподавателей. Но экономить на этом, естественно, никто не собирается, гораздо проще поднять нагрузку рабочим лошадкам — ассистентам, доцентам и т.д.

В 2015 году на объединение университетов министерство выделило ректорату СГАУ 150 миллионов рублей. Эти деньги просто исчезли в неизвестном направлении. Когда ректора Шахматова Е.И. спрашивали об этих деньгах, он заявлял, что деньги ушли на модернизацию зданий и закупку оборудования для «нищего» госуниверситета. Да, в главном здании госуниверситета отремонтировали лестничные пролёты и заменили с десяток окон, а также выделили несколько миллионов на оборудование. Но всё вместе потянет миллионов на десять, максимум на двадцать, остальные миллионы просто растворились в воздухе.

С осени 2016 года в объединённом университете неожиданно пропали деньги. Их нет практически ни на что, ни на командировки, ни на материалы, ни на оборудование и т.д. Госуниверситету худо-бедно денег хватало, хотя его бюджетные места оплачивались министерством по низшей сетке, чем у СГАУ. После перевода бюджетных мест госуниверситета в более высокую категории, денег вроде бы должно стать больше. Но они загадочным образом исчезли вообще. Поневоле задумаешься, а нет ли какой-либо связи с неожиданным исчезновением денег и попаданием весной 2017 года трех представителей СГАУ в члены РАН?

Несколько слов об участии в СГАУ в программе повышения конкурентоспособности, которым всё время козыряет ректорат и сотрудники СГАУ. Если внимательно присмотреться к выполняемым в рамках этой программы работам и проектам, то легко увидеть обычный мыльный пузырь, правда, переливающийся всеми цветами радуги. За гордым надуванием щёк, можно увидеть, например, многомиллионные проекты, связанные с переводом на английский язык самых обычных лекций, по дисциплинам, которые читаются русским студентам, и никогда не будут читаться иностранным студентам из-за почти полного отсутствия таковых. Вот выдержки из технического задания к проекту № СИ 2/01— 2015, целью которого было «.. создание и внедрение новых образовательных программ, выполняемых в рамках реализации программы повышения конкурентоспособности СГАУ… среди ведущих мировых научно-образовательных центров» (оцените, каков слог!).

На этот проект было выделено четыре миллиона семьсот тысяч рублей. Он выполнялся в период с 1 февраля по 10 июня 2015 года. Проект включал, в частности, следующие работы: разработка трёх образовательных программ бакалавров по направлению «Ракетные комплексы и космонавтика», разработка одного самостоятельно устанавливаемого стандарта разработка одной магистерской образовательной программы по этому же направлению подготовки, разработка 9 программ дополнительного образования (но на английском языке) и т.д. Ничем иным, как растаскиванием по собственным карманам и так нищего образовательного бюджета эту деятельность назвать нельзя.

В объединённом университете сложилась тяжёлая морально-психологическая обстановка. Ни каких традиций университетской демократии, университетских свобод нет и в помине. Чванство, высокомерие, основанное на том, что руководство авиационного в своё время сумело выбить более-менее приличное финансирование, а руководство госуниверситета оставило госуниверситет практически на голодном пайке.

В СГУА принято выстраивать всех по стойке смирно. Слово Шахматова Е.И. или Сойфера В.А. — закон, подлежащий неукоснительному исполнению и только. Подумать, а тем более высказаться против их мнения немыслимо. Постоянно демонстрируется абсолютная уверенность работников ректората в том, что именно они обладают истинной в последней инстанции. Совершенно дикий стиль обращения с подразделениями, когда не советуясь, не ставя в известность ни коллектив, ни декана, переименовывается целый факультет. Без каких бы то ни было колебаний, изымаются бюджетные места и передают на другой факультет. Подчинённых просто извещают: «принято такое-то решение, выполняйте». Кем принято, почему принято, никто не даже потрудится объяснить. Полное впечатление, что работники госуниверситета — в лучшем случае люди второго сорта, а скорее всего — «быдло», бессловесна масса, которая обязана беспрекословно выполнять высочайшие повеления.

Администрацией университета грубо подавляются или в лучшем случае игнорируются все особенности фундаментального образования. Порой просто потому, что люди принимающие решения не понимают о чем идет речь. Типичный вопрос, который приходится слышать от этих руководителей: «…а где здесь инженерное изделие. Мы должны готовить инженеров, а подготовкой педагогов пусть занимается пединститут». Когда преподаватели госуниверситета всё-таки пытаются отстоять свои права и достоинство, их аргументы никто вообще слышит. Не учитываются профессиональные, преподавательские и научные интересы факультетов с почти пятидесятилетней историей. Тот факт, что преподаватели госуниверситета это люди, отдавшие высшему образованию по 40 и более лет, сложившиеся специалисты, со своими педагогическими и научными интересами вообще никого не интересует. Дают практически вслух понять, что коллектив госуниверситета - нахлебники, нищие попрошайки, которому они, как благодетели помогают выжить. И вузу не нужны историки, философы, филологи, психологи…

В государственном университете в свое время сложились мощные, известные в стране за рубежом образовательные и научные коллективы. Касалось бы для авторитета нового, объединённого вуза их необходимо поддерживать и развивать. Однако, ректорат СГАУ систематически «закатывает в асфальт», всё, что хотя бы чуть-чуть поднимается над средним серым уровнем, которым так легко управлять.

Так, осенью 2016 года в рамках «улучшения структуры» университета была уничтожена кафедра В.А. Конева, крупного философа и организатора, сумевшего создать уникальный коллектив, хорошо известный в российском философском сообществе. Несмотря на многочисленные обращения известнейших отечественных и зарубежных философов, ректорат СГАУ оставил свое решение в силе. Администрация СГАУ просто не в силах понять, что у классических университетов кафедры не могут состоять из нескольких десятков преподавателей, как это принято в инженерных вузах.

Фундаментальное образование имеет свою специфику индивидуальной работы со студентами, которая существенно отличается от потоковой работы со студентами в инженерных вузах. И вот для сиюминутной выгоды принимается и реализуется совершенно дикое решение.

У всех на слуху история с попыткой уничтожения ректоратом СГАУ межвузовского научно иссследовательского центра теоретического материаловедения, созданного в госуниверситете после получения в 2013 году мегагранта профессором В.А. Блатовым. За первые годы существования в этом центре были получены хорошие результаты, высоко оцененные международным научным сообществом. Но Шахматову Е.И. не понравилась самостоятельность центра и независимость профессора Блатова В.А. В начале 2016 года все сотрудники центра были переоформлены на минимальные ставки, деятельности центра стали мешать любыми способами, не подписывали и теряли документы, совершенно некорректно обращались с иностранными специалистами, привлекавшимися к работе центра. И, в конце концов, уволили Блатова В.А. в то время, когда он по приглашению читал цикл лекций в одном их американских университетов. А на его место поставили совершенно не разбирающегося в материаловедении человека. Все оборудование закупленное центром ректорат СГАК фактически присвоил. Естественно в этих условиях все иностранные специалисты прекратили сотрудничество с центром и только вылившийся в центральные СМИ скандал привёл к тому, что Блатова В.А. вернули на должность.

Показателен ещё один пример. С целью упрощения управлением ректорат создал внутри университета институтские структуры за счет объединения родственных факультетов. Цель была внешне привлекательная: наделить институты определённой самостоятельностью, обязанностями, правами и финансами для решения текущих вопросов. К слову, обязанностями наделили, но финансирование выделить, как водится, забыли. Директорами почти всех институтов были назначены выходцы из СГАУ, директором гуманитарного института стал представитель администрации области Кузнецов В.А., и лишь один естественнонаучный институт, в составе которого оказались только факультеты из госуниверситета, возглавил представитель СамГУ профессор Крутов А.Ф. Но «недолго музыка играла». Достаточно быстро, придравшись к надуманным и высосанным из пальца недостаткам, Крутова А.Ф. снимают и вместо него назначают представителя СГАУ. Иначе как демонстративной дискриминацией коллектива госуниверситета эти действия ректора СГАУ воспринимать невозможно.

Идём дальше. Не так давно механико-математический факультет Самарского государственного университета являлся мощнейшим центром региона по сосредоточенности в нём высококвалифицированных специалистов математиков самого разного профиля. Он обладал богатым, сорокалетним опытом подготовки специалистов математиков, механиков, прикладных математиков, которые работают практически на всех предприятиях и организациях региона и за рубежом. Но после нескольких лет владычества временщиков факультет оказался в тяжелом положении. Придравшись к организованному самим ректоратом недобору в 2016 году студентов на математический факультет, ректорат СГАУ изымает из плана набора факультета 40 бюджетных мест и передаёт их на совершенно не нуждающийся в этих местах факультет информатики СГАУ. Запланировали прием только 25 человек на специальность фундаментальная математика и механика. Тем самым оставили математический факультет без собственных студентов и без собственной нагрузки, успокаивая преподавателей факультета тем, что наберут хороших студентов на факультет информатики, и они смогут вести там некоторые предметы. Кроме того, преподавателям факультета предложено вести высшую математику на инженерных специальностях, превращая тем самым математический факультет в ещё одну кафедру высшей математики, и сталкивая лбами преподавателей, работающих на существующей в СГАУ кафедре и преподавателей математического факультета.

Сохранение и развитие математического образования в регионе, подготовка преподавателей математических дисциплин для вузов города, области и региона невозможна без полноценного набора студентов на математический факультет, без обеспечения возможности для преподавателей факультета осуществлять именно фундаментальный, а не инженерный уровень преподавания математических дисциплин. Следует отчётливо понимать, что существуют значительные отличия в методике обучения на фундаментальных и инженерных специальностях вузов. Таким образом, вопрос не только в объёме нагрузки для преподавателей математического факультета, который может быть обеспечен на инженерных специальностях, но и в её характере нагрузки. Сокращение набора на факультет математики вступает в прямое противоречие с реализуемой в Российской Федерации Концепцией развития математического образования. Но что значит судьба фундаментального образования в регионе и, тем более, судьба десятков и сотен сотрудников госуниверситета по сравнению с наполеоновскими амбициями ректората СГАУ и выполнением совершенно нелепых показателей их «дорожной карты»? Так, пыль под сапогами.

И, наконец, о ближайших перспективах. Ректорат объявил о том, что на весну-лето 2017 года запланирована и будет проведена «оптимизация» структуры и преподавательского состава университета. Как всегда «оптимизация» на современном сленге означает сокращение и уничтожение, но в данном случае видимо, только сотрудников и преподавателей госуниверситета. Совершенно очевидно, что администрация некогда славного, а позже провинциального авиационного института, в сложный момент решила прикрыться госуниверситетом, пустив на распыл его коллектив для осуществления затеянного ливановскими вредителями 40% сокращения преподавательского состава.

Так что Самарский университет не стал и никогда не станет настоящим университетом. Это просто очень большой провинциальный авиационный институт, в котором по недоразумению присутствуют (пока еще присутствуют) гуманитарные факультеты. Тем более, ему никогда не стать университетским центром мирового уровня, о котором мечтают, и во главе которого видят себя руководители университета. Максимум на что они способны – привозить из Казахстана людей не умеющих говорить по-русски и обучать таких «иностранцев» в магистратуре.

В сложившейся внутри университета обстановке враждебности двух коллективов его дальнейшая судьба предрешена. Преодолеть враждебность очень сложно, если вообще возможно. Сотрудники госуниверситета обмануты, обобраны, унижены и оскорблены. Рядовые сотрудники СГАУ получили существенное ухудшение условий работы и считают, что в этом виноват госуниверситет.

В ближайшее время остатки структур госуниверситета будут перемолоты и распылены в рамках объявленной «оптимизации». Необходимо срочно, прямо сегодня предпринять все возможные меры по спасению госуниверситета, иначе от фундаментального образования в самарском регионе останутся «рожки, да ножки». Что же можно сделать? Самый очевидный, но не самый простой путь — восстановить самостоятельность государственного университета. Сама идея объединить в «одном флаконе» фундаментальное и инженерное образование безумна, это также глупо, как объединение балетной школы и спортивной школы подготовки футболистов. И, разумеется, зарвавшиеся руководители СГАУ, заведшие в тупик коллектив объединённого университета, заслуживают по крайней мере, отстранения от должности, если не более серьёзного наказания.

В связи с вышеизложенным, мы обращаемся к министру образования и науки России Ольге Юрьевне Васильевой с просьбой прислать в Самару авторитетную комиссию Министерства и Счетной палаты России, провести тщательную проверку научных, образовательных, финансовых результатов присоединения Самарского государственного университета к СГАУ, оценить возможные последствия такого присоединения для самарского образования и науки, включая гуманитарную, и рассмотреть возможность восстановления в Самаре классического университета- Самарского государственного университета.

Принято на форуме выпускников, преподавателей и студентов бывшего Самарского государственного университета 17.06.2017 г.


Tags: Михаил Матвеев, СамГУ, Самара-городок, высшая школа, образование, обращение, университет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →