?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая страница | Следующая страница

Вообще-то это интервью вышло ещё неделю назад. До того как Михаила Матвеева отстранили не только от губернаторских выборов, но и от довыборов депутата Госдумы по освобожденному "под Хинштейна" округу. Но особое прочтение многое из того, что сказал отстраненный от выборов лидер самарской оппозиции приобрело именно сейчас.... Ибо, как написал вчера у себя в твитттере политик "В наше время до выборов допускают только тех, кто не представляет опасности кандидатам власти".

Михаил Матвеев: «Два нанайских мальчика Матвеев и Хинштейн будут друг с другом разбираться»

Этот разговор с депутатом Самарской губернской думы Михаилом Матвеевым состоялся в минувшую пятницу, когда еще существовала интрига кто из коммунистов на какие выборы пойдет? И будет ли участвовать в выборах Александр Хинштейн? В субботу коммунисты определились: на губернаторских выборах от КПРФ — Лескин, на довыборах в Госдуму — Матвеев. Сегодня, не скажу что неожиданно, определились и в партии власти — Александр Хинштейн будет участвовать в думских выборах от Единной России;.

Казалось бы, интрига закончилась и текст моей беседы с Михаилом Матвеевым можно сократить вдвое. Только я так не считаю. Очень много наговорил Михаил Николаевич о подковерной политике; системе принятия решений, что, как мне кажется, не менее интересно, чем сами решения.

Как политик со стажем ; еще в пятницу зная, что он идет на выборы — Матвеев неоднократно пытался превратить нашу беседу в банальную рекламную кампанию кандидата. О чем я ему периодически говорил. Но, разве можно свернуть убежденного коммуниста с намеченного пути...



– На выборы губернатора идешь?

– У нас нет в стране свободных выборов. Гражданин России, проживающий в Самарской области, который захотел бы принять участие в выборах губернатора, должен сначала заручиться поддержкой парламентской фракции, потом основной соперник должен предоставить ему подписи муниципальных депутатов. Таким образом существует два фильтра, через которые пройти не каждый может.

Я, видимо, через эти два фильтра не прохожу. По каким причинам? Видимо, не нужен Матвеев на этих выборах. Ни партии, ни основному сопернику. Но, завтра конференция. Могут на ней быть любые неожиданности, потому что вопрос губернаторских выборов не решается на региональном уровне — он решается в Москве. Формально, да, он решается на региональном уровне, путем тайного голосования. Но, фактически, конфигурация тех или иных выборов решается в Москве. Всё это делается под чутким руководством Администрации Президента (АП).

– Ты говоришь, что в Москве будет решать вопрос верхушка КПРФ, точнее ее лидер Геннадий Зюганов?

– Президиум ЦК КПРФ.

– Президиум ЦК примет такое решение по Самарской области, которое подскажет АП? Я правильно понял?

– Нет, не так. В отдельных случаях АП приходится выступать катализатором каких-то конфигураций для обеспечения ощущения конкурентности, легитимности и т.д. Проблема в том, что политическая партия как институт рассматривается избирателями зачастую как что-то «своё». То есть, условно говоря, я голосую за коммунистов, поэтому я имею право коммунистам говорить: вот тут вы правы, здесь — нет, а вот здесь можно вот так сделать. Я голосую за ЛДПР, поэтому могу сказать Жириновскому, что надо вам Дегтярева (Дегтярев Михаил Владимирович — депутат Государственной Думы от ЛДПР. — Авт.) выдвинуть, а не Степанова (Степанов Александр Сергеевич — депутат Самарской губернской думы. Лидер фракции ЛДПР. — Авт.). И это большое заблуждение. Политическая партия борется за голоса избирателей, но это самостоятельная структура, со сложной внутренней жизнью, которая через выборы решает не только внешние вопросы, но и внутренние.

– Независимо от воли избирателей?

– Да. К сожалению, помимо обращенных вовне процессов: получение на выборах голосов, процентов, конкуренции между КПРФ и ЛДПР, которая ведется в последнее время. Тут всегда возникает вопрос обойдут ЛДПРовцы коммунистов? Станут партией №2? Или этого не произойдет? Вопросы, которые больше интересны политологам, нежели избирателям.

– Избирателям вообще не интересны эти процессы. Им интересен их уровень жизни.

– Партия, когда участвует в выборах, решает и свои внутрипартийные задачи. Одна из таких задач, как я догадываюсь, потому что со мной никто этот вопрос не обсуждал и не проговаривал — моё участие или не участие в выборах губернатора, одна из внутрипартийных задач — поддержка действующих руководителей. Это стандартная схема. Когда на губернаторских выборах кандидатом от партии идет первый секретарь соответствующей партии. И конфигурация при которой мы на выборах видим Маряхина (Маряхин Михаил Иванович — депутат Самарской губернской думы. Руководитель регионального отделения партии «Справедливая Россия». — Авт.), Степанова и Лескина (Лескин Алексей Владимирович — депутат Самарской губернской думы. Первый секретарь Самарского обкома КПРФ. — Авт.) она является стандартной. И отступление от нее является неожиданностью, когда партия выдвигает не своего формального лидера, а другого человека, пусть даже очень популярного. Это запускает определенные внутрипартийные процессы, связанные с ослаблением авторитета руководителя. В партии прекрасно понимают рейтинги Михаила Матвеева и Алексея Лескина. Я предполагаю, что решение о выдвижении Лескина — это задача подраскрутить его, как политика регионального уровня. Дать ему большую известность, и заодно закрыть возможную внутрипартийную дискуссию о лидере еще до того, как она теоретически начнется.

– Фактически, выдвигая Лескина КПРФ поддерживает в Самарской области врио губернатора Дмитрия Азарова?

– Я уйду от ответа на этот вопрос. Я говорю о том, какая логика существует — поддерживать первого секретаря. Эта логика связана с тем, чтобы не допустить запуска внутри партии других центров притяжения и продемонстровать единство партии как организации.

– Это происходит по всей стране — и называется вертикаль власти.

– Безусловно и в партии есть вертикаль власти. Это, так называемый, демократический централизм. Который подразумевает, что решение принимается тайным голосованием. Какой результат завтра получит кандидат Алексей Владимирович Лескин? Сколько людей за него проголосуют? Это будут вопросы внутрипартийного единства. Возможно, они не интересны избирателям, но они интересны партиям и их аппарату.

Нравится это или не нравится, но у нас есть закон, который написала «Единая Россия» для губернаторских выборов. Он подразумевает отсутствие возможности самовыдвижения. Тебя по нему просто не зарегистрируют. Люди мне сейчас задают вопросы: «Что мол ты, Матвеев, сливаешься, не участвуешь в выборах губернатора?» На бытовом уровне можно задавать такой вопрос, но когда подобный вопрос задают журналисты... Хочу я участвовать, не хочу. Вы знаете, что в стране нет самовыдвижения!!! Это реалии такие.


– Давай отойдем от внутрипартийной дискуссии. Я задам ряд вопросов. Может они тебе не понравяться. Можешь считать, что у меня нет образования и журналистского опыта. Но, эти вопросы обсуждаются в народе. Поэтому и задам. Во-первых, а оно тебе надо — идти в губернаторы. Насколько я помню года два назад ты мне говорил, что хотел бы работать в Государственной думе. Да и опыт хозяйственной деятельности, ты прости меня, у тебя небогатый. Тебе самому зачем идти в губернаторы?

– Я и не иду. Меня никто не пускает.

– А если бы пустили? Это тогда тоже просто раскрутка?

– Здесь я отвечу. Из меня получился бы хороший губернатор, может быть лучший в современной истории области. Потому, что я чувствую народ, имею свой авторитет не на пустом месте, а от своей работы во власти уже 14 лет. Ну, конечно, мне интересно. Почему? В 2014 году, когда здесь был этот монстр Меркушкин — который всех поставил в одну позу — партия моя родная решила сделать исключение из той самой вертикали и её правил и «бросить под танк» Михаила Николаевича, а не первого секретаря или наших федеральных партийных политиков. Наверное, это и есть объяснение.

– Сколько ты тогда набрал?

– Около 5 или 4 процентов. Не помню. Второе место. В своем Октябрьском районе я набрал около 20%, в целом по Самаре 7%, а по области нарисовали то ли 4 то ли 5. Наверное, после того как все увидели как Меркушкин фальсифицирует выборы понятно, что его 92 процента нарисованы, как и мои 4.

– Может твоя родная партия считает, что Лескин наберет больше?

– Он безусловно наберет больше. Потому что у Дмитрия Игоревича, на самом деле, большая проблема с легитимностью этих выборов. В отсутствии кандидатов, которые могут оттянуть на себя голоса таким образом, чтобы Азаров не перескочил президентские проценты неприличным образом и не получил 95 процентов — больше чем у Меркушкина. За президента в Самарской области проголосовало 75%. Я не удивлюсь, если они еще и сбрасывать лишние голоса будут. Поэтому, Дмитрий Игоревич не хочет проблем, а такая установка будет — не больше 75%. Значит 25% перераспредилится между тремя другими участниками. И, безусловно, Алексей Владимирович наберет больше, чем Михил Николаевич в 2014 году. Сколько бы набрал Михаил Николаевич, если бы он участвовал в выборах? Это вопрос на который практического ответа не будет.

– Я тебя слушаю, и возникает вопрос, а где в этой схеме, в этих рассуждениях народ?

– Народ безмолвствует.

– А может все по-другому? Существует версия, что Матвеев слил протест, потому что он договорился с Азаровым. Дмитрий Игоревич вернул ему зарплату, сделав Михаила Николаевича заместителем председателя комитета Губернской думы. Договорились. В том числе, в рамках этой договоренности и протест был слит, и Матвеев при любом раскладе на выборы губернатора не пойдет.

– Я отвечу коротко. Зарплатой в 70 000 рублей, 20 000 из которых надо отдать партии, и за 50 000 рублей купить Михаила Николаевича нельзя!

– А за сколько можно?

– Я такой цены пока не знаю.

– Или тебе не озвучивали?

– Хочу сказать, что в моей жизни были и встречи с олигархами, и с очень богатыми людьми, с людьми, находящимися во властной системе вертикали на высоких должностях. И эти все встречи были на равных. Я взаимодействовал с большим количеством структур, и ни одна из них мне никогда не ставила никакие условия. Это просто невозможно. Возможно только совпадение интересов, как правило, временное. Это политика.

– Может тебе просто не сделали предложение, от которого ты бы не смог отказаться?

– Может быть. Но в баню Матвеева никто не вызывал, чтобы дать ему какое-то указание. Я не могу рассказать всё сейчас. Это я в своих мемуарах напишу. Но мне приходилось разруливать, скажем так, уже в 2018 году, с достаточно серьёзными людьми достаточно серьёзные вопросы. В интересах народа, в интересах обиженных людей, каких-то коллективов. И я эти вопросы решил. И никто мне не сказал: слушай, парень, давай проще — вот возьми денег и отвали, и чтоб в этой теме мы тебя не видели. Или, слушай, а ты с охраной ходишь, иди без? Не было такого. Матвеева уважают. И оппоненты мои в том числе. Поэтому, сказать, что Михаил Николаевич, мы то всё поняли, вот тебе сейчас 50 тысяч в месяц Азаров платит зарплату и тебя купили... Друзья мои, я зарплату депутата получаю 12 лет. За эти 12 лет при Титове, при Артякове, при Меркушкине, и теперь при Азарове я всегда при этом делал то, что считал нужным. И так будет дальше. Зарплату вы платить будете, потому что вы должны платить зарплату депутату, а депутат будет при этом вам ничего не должен в политическом плане. Такие правила игры.



– Так что про слитый протест скажешь?

– Рассказываю. 1 мая мы проводили митинг. Была общая демонстрация, и был отдельно митинг КПРФ. Была проведена большая работа, такая же мобилизационнная работа, которая проводилась на двух митингах в январе и феврале, которые я проводил и организовывал. И на которые приходило больше тысячи человек. Всё то, что мы делали, это и обзвон по телефонам, и листовки. Товарищ Ряднов попросил (Ряднов Константин Валериевич — первый секретарь Самарского горкома КПРФ. — Авт.). Потому что товарищу Ряднову важно тоже как секретарю показывать, что он может организовывать какие-то мероприятия. Это было 1 мая, это был День защиты трудящихся, где поднимались вопросы пенсионного возраста, возврата льгот пенсионерам, строительства крематория и по «ЦСКБ Прогресс», где сейчас идут массовые сокращения — народу пришло 150 человек.

– Дачи. У нас же активность политической жизни зависит от сезона.

– Тогда кого обвинять, в том что вы жопу свою ради своих проблем оторвать не можете? 1 мая, когда в свое время, чикагские рабочие защищали свои права, вы не можете оторваться от грядок для решения ваших проблем, и после этого обвиняете Матвеева, в том, что он вас не собрал.

– Коль о митингах речь пошла — сейчас правительство страны повышает НДС и пенсионный возраст... Посмотрел окрест никаких телодвижений, никаких возмущений.

– И об этом речь. Когда стабилизационный фонд России перевели из, скажем так, нашего Центробанка в акционерное общество, я заявил митинг. И так получилось, что у меня выходила газета с отчетом о работе — я каждый год такую газету выпускаю, в каждый ящик своего избирательного округа. Сейчас в некоторых телеграммканалах пишут, что появилась газета Матвеева с отчетом — явно собрался в выборах участвовать. Друзья мои, я 14 лет, каждый год такую газету выпускаю. Этот номер я специально выпустил дополнительным тиражом. Мы её распространили. Провели серьёзную большую работу — большое количество денег было потрачено на агитацию. В результате приходят человек 200-300. И некоторые начинают предъявлять претензии организаторам. «А чё мало информации о митинге? Мы вот случайно узнали. А где по телевидению?» Понимаешь, мы имеем дело с детьми. Они не понимают, что никакого телевидения нет у оппозиции. Разместить объявление о митинге нельзя. Всё, что смогли, то сделали. И если ты говоришь, что существуют митинговые сезонные циклы...

– И не только митинговые. Политические сезонные циклы. Ты же прекрасно понимаешь, что единый день голосования — не просто так сделали в начале сентября...

– И зачем тогда говорить, что Матвеев слил протест! Это как якобы «генерал-Мороз» выигрывал у французов и фашистов войнув России. Так получается, что «генерал-Лето» слил протест. Вот сейчас объявлю, несмотря на запрет акций в городах проведения Чемпионата Мира, митинг против повышения пенсионного возраста. Так никто не прийдёт. Они на дачах. Кого обвиняете?!

– Тема губернаторства и тема протеста понятна. У нас еще будут выборы в Государственную Думу. Как только Надежда Колесникова (Колесникова Надежда Борисовна — депутат Государственной Думы. Избранна в 2016 году. 13 июня этого года сложила с себя полномочия депутата. — Авт.) отказалась от мандата депутата Госдумы, у меня возник вопрос о возвращении в Самару Александра Хинштейна (Хинштейн Александр Евсеевич — советник директора Росгвардии. С 2011 по 2016 годы — депутат Государственной Думы от Самарской области. — Авт.). Другого варианта не вижу.

– Это его рук дело.

– В этих выборах ты будешь участвовать?

– Я готов участвовать и в выборах губернатора, несмотря на всё то, что я выше сказал. И несмотря на твой скепсис и скепсис других людей, которые не понимают, что такое должность губернатора...

– У меня не скепсис, у меня работа такая — вопросы задавать.

– ...и говорят «у тебя хозяйственного опыта нет». Друзья мои, а правительство с кучей клерков с хозяйственным опытом это что такое?! Мне просто смешно, когда люди начинают рассуждать на тему отсутствия хозяйственного опыта. Вопрос — у тебя смелость есть этим всем руководить? Или нет? Вопрос нужно задавать вот так: парень, а ты представляешь с чем ты столкнёшься? Я представляю. Работая во власти 14 лет, во всех этих комитетах, с правительством, с мэрией, — я представляю. Я, например, не являюсь по своему образованию специалистом в ЖКХ, но я суперспециалист в ЖКХ. А может быть один из лучших. Я настолько, как депутат, глубоко вник во всю эту тему — капремонты, управляющие компании, сметы — что меня бояться. И поэтому, из меня бы получился прекрасный губернатор Самарской области. Прекрасный мэр Самары, которым бы гордились люди. И говорили: «Вот, сразу видно — Человек!» Я не понимаю, что вкладывается в понятие хозяйственный опыт. Вот, предположим бюджет. Основной вопрос власти — это распределение бюджета. У Николай Ивановича Меркушкина был хозяйственный опыт?

– Выше крыши

– Я думаю, супер. И как же при таком хозяйственном опыте он допустил строительство такой Сергиевской птицефабрики?! В которую уже вкачали 4 миллиарда. И потеряли эти 4 миллиарда. А ещё хотели 11...



– Ну, кроме Сергиевской птицефабрики есть большой перечень «подвигов» Меркушкина.

– ...Матвеев с его хозяйственным опытом допустил бы разбазаривания четырёх миллиардов рублей?!

– А ты уверен, что это была некомпетентность, а не что-то другое?

– Так при чём тут хозяйственный опыт, друзья мои! Нужно смелым быть человеком. А ещё — честным и умным.

– Смелый, честный и умный, ответь мне на вопрос: ты на выборы в Государственную Думу идёшь?

– Сказать, что Матвеев, ставший доктором наук в 38 лет, закончивший университет с красным дипломом, получивший второе высшее юридическое образование с красным дипломом — дурак, язык, наверное, не повернётся. Я умный человек! Я бы разобрался в работе губернатора. Уверяю тебя. А вот смелости и честности у многих не хватило бы для принятия определённых решений. А я бы их принимал. Я в течение полугода вернул бы льготы людям. Нашёл бы эти 3 миллиарда рублей, которых не хватает сейчас у Азарова на это. Возродил бы университет. Я восстановил бы выборы в органы местного самоуправления. Запустил бы механизм кадрового отбора. Естественного кадрового отбора. А не искусственного кадрового точечного управления. Вот Лапушкина (Лапушкина Елена Владимировна — глава города Самары. — Авт.), весь её хозяйственный опыт — это чиновничий опыт в администрации Железнодорожного района Самары. Ну, она там чья-то подружка...

– А чья она подружка?

– Не важно. Об этом в мемуарах напишу, когда выйду на пенсию. И у нас вот так всё это делается. Фурсов (Фурсов Олег Борисович — бывший глава города Самары. — Авт.) — чей-то родственник, «крепкий хозяйственник», сити-менеджер. Уверяю тебя, что я далеко не дурак. Умный человек, разбираюсь во всех вопросах, куда бы меня не ставили. Вот я тебе скажу, в позапрошлой думе я работал в комитете по промышленности, связи и торговле. Меня назначили руководителем комиссии по связи. Меня — историка, с дополнительным юридическим образованием поставили руководить комиссией по связи. Что я сделал: я собрал в эту комиссию всех докторов, профессоров со всех ВУЗов по профилю, где связь. Подтянул туда всех связистов, включая брата Лиманского, Кирюшина и т.д. Посадил их всех за круглый стол и работал модератором. И мы выдали два федеральных закона. Это были поправки в закон о связи.

Ты видел как Дмитрий Игоревич проводит совещание? Вот точно так же как Михаил Николаевич сажал бы всех за стол по профилю и решал бы все задачи. И не было бы никакой «стены Меркушкина» в городе на х...н! Никогда! Я собирал бы архитекторов, посоветовался с краеведами. А вот политические решения я бы принимал, смелые, популярные в народе политические решения. И кадровые решения, и вопросы распределения бюджета. И, уверяю тебя, даже сократив вдвое расходы на СМИ, меня бы прекрасно показывали по телевизору. Даже если бы я совершал какие-нибудь ошибки, меня бы показывали в новостях так, что через полгода никому и в голову не могло прийти, что какой-то профессор истории руководит областью. Суперпрофессионал! Эффективный менеджер! Крепкий хозяйственник! Молодой технократ! В меру. (Смеётся).

– Ты, как опытный политик, используешь сейчас меня и «Парк Гагарина» как инструмент избирательной кампании.

– Мы с вами заключим информационный договор. (Смеётся).

– Я тебя про другое спрашиваю. Выборы в Госдуму — это важные выборы. Лескина же не двинут и туда, и туда.

– Это не столь важные выборы, как выборы губернатора. Это не значит, что я заранее отказываюсь от выборов в Государственную Думу. Я более всех готов к этим выборам, потому что это мой округ. И в 2016 году при Меркушкине мне там насчитали более 20%. Уж точно потенциал выиграть эти выборы есть.

– У Хинштейна выиграть? Сомневаюсь.

– Мне не нравится противостояние с Хинштейном. Мне оно очень не нравится. Потому что в моём понимании — может я скажу сейчас глупость с чьей-то точки зрения — хорошо, если бы в Госдуме были и Хинштейн, и Матвеев. Но, так не бывает и не получается. Здесь конфликт интересов. Конфликт двух ярких личностей. Политического значения эти выборы никакого не имеют, в отличии от выборов губернатора. Потому что речь идет о довыборах в уже сформированную думу с известным раскладом сил. И понятно, что прохождение туда Матвеева не остановит принятие пенсионной реформы. Не хватит моего одного голоса для того, чтобы это остановить. Следовательно, этот взбесившийся принтер — Госдура, как вы журналисты говорите — она продолжит штамповать эти антинародные законы. И проштампует всё что прикажут! Поэтому здесь можно говорить только о том, что в Думе у вас появится защитник. И нащупать тут месседж, почему не надо голосовать за Хинштейна, а надо за Матвеева очень сложно. Если не переходить в личностную плоскость. Не вытаскивать какие-то скелеты в шкафу. Что я делать никогда не люблю.

– Это в мемуарах будет?

– Да, в мемуарах я расскажу много. Функция депутата: тащить деньги в регион и защищать людей от произвола властей, чиновников.

– Александр Евсеевич с этим прекрасно справлялся пока был депутатом.

– Совершенно верно. И Михаил Николаевич с этим прекрасно справился бы. Значит, отличие заключается только в том, что Александр Евсеевич притаскивая в регион, допустим, 100 миллионов на ремонт какого-нибудь культурного памятника...

– Остался бы Хинштейн Фабрику-кухню восстановили бы давно.

– ...а потом он нажимает на кнопки как ему говорит «Единая Россия» и вытаскивает из карманов у людей миллиарды. И отдаёт их на ту же систему.

– Ты опять пытаешься через «Парк Гагарина» вести избирательную кампанию.

– Я тебе поясняю различие между кандидатами в Госдуму Хиншейном и Матвеевым. И вот это сущностное отличие. Я не буду нажимать кнопки за повышение пенсионного возраста, а он нажмёт.

– А если Хинштейн не пойдёт?

– Глупый ты вопрос задаёшь. Это же он всё сделал.

– Я ему задал вопрос про выборы. Он сказал — посмотрим.

– Слушай, ну так не делается! Чтобы просто так слетел депутат Госдумы, чтобы его заставили сложить полномочия без уже разработанной схемы. Купили говорят Колесникову.

– Ты считаешь, что всё это затеял Хинштейн?

– Что значит — ты считаешь? Не считаешь, а знаешь!

– Но он же должен был договориться с Дмитрием Игоревичем?

– Договорился.

– С «Единой Россией»?

– Он договорился со всеми. И с Колесниковой, безусловно. Потому что какие-то ништяки, и понятно какие, она получила. Зарплата депутата Госдумы сколько? 450 штук! Умножаем на оставшиеся три года полномочий — получается под 15 миллионов рублей. Это женщина потеряла. Как бы потеряла! Скорее всего приобрела.

– Ну, я думаю, ей компенсируют.

– Вот ты уже начинаешь примерно понимать, как решаются вопросы. Это раз.

– Я прекрасно понимаю, как решаются эти вопросы.

– Второе — должность. Здрасьте, я сейчас депутат Госдумы, а кем я потом буду?.. По той информации, которая у меня есть, она переходит на работу в Федеральное министерство просвещения. Я не думаю, что на министерскую должность. Ну, в Москве будет жить. Квартира, деньги. Все нормально. И она в своём скромном комментарии говорит, что ей предложили интересную работу в Москве, а вот какую, она скажет через два-три месяца.

– Когда выборы закончатся?

– Да, когда закончатся выборы. Следовательно, существует резервный вариант. Если с Москвой что-то не срастается, то есть резервный вариант, я думаю, — должность министра образования Самарской области. Она вместо Пылёва приходит сюда и становится министром. Я так думаю.

Я рассуждаю: денежный бонус — раз! Должность примерно адекватная, устраивающая по статусу депутата Госдумы — два! И гарантии, которые берёт на себя Дмитрий Игоревич в случае, если там что-то не срастается. Кто там лично участвовал, как это организовывалось? Понятное дело, что это организовывалось через Володина (Володин Вячеслав Викторович — Председатель Государственной Думы РФ. — Авт.). Я так полагаю. Через Володина с Дмитрий Игоревичем шло согласование этой всей схемы. И, насколько я понимаю, скрипя зубами, это согласовал Бабич (Бабич Михаил Викторович — Полномочный представитель Президента в Приволжском федеральном округе. — Авт.). Скрипя зубами, но согласовал. У Александра Евсеевича достаточно связей, влияния в Москве, чтобы решить такой вопрос. И когда он кокетливо говорит о том, что не знаю, пойду ли на выборы, не пойду... Тут надо понимать, что он по-другому сказать не может. Колесникова по-другому сказать не может. А Матвеев — может.

– Может ты тоже врёшь, потому что существует конспирологическая версия — всё это задумано под Матвеева. Матвеева избирают. Матвеев уходит в Москву депутатом Государственной думы. У Дмитрия Игоревича голова не болит. Потому что на сегодняшний день некому кроме тебя организовывать протестные акции в регионе. А Михаилу Николаевичу — статус, положение, зарплата, жизнь в Москве.

– Я бы посоветовал Дмитрию Игоревичу рассмотреть этот вариант (смеется). Потому что это абсолютно нормальный вариант. И для меня, и для Коммунистической партии, которая получит спикера в Госдуме. И для всех остальных.

– А для него?

– И потом — Хинштейн. У него же дежавю почему-то происходит в каждом регоне. Сначала любовь с губернатором с поцелуями в дёсна. Потом губернаторы начинают ревновать Александра Евсеевича к славе, к его харизме, к яркости его. К тому же он бесконечно по журналистской привычке привык вытаскивать сор из избы.

– Он не ждёт, когда прийдёт время писать мемуары, и если видит что-то озвучивает сейчас.

– Нет, не так. Александр Евсеевич и пятой части не говорит того, в каких процессах он принимает участие. Я говорю о другом. Вот начинает он какого-нибудь милицейского начальника гонять, выводя его как коррупционера. Всё это, поскольку идёт от Хинштейна, сразу подхватывается и транслируется федеральными СМИ. И вроде как идёт нормальный процесс. Но внешне он выглядит так: а губернатор региона в курсе? Он с тобой согласовал, что ты на его территории начинаешь, как комиссар Котани, порядок наводить. А в целом, в мониторинги попадает Самарская область со знаком «минус» в новостях. «А что там?» — спрашивают. «Да там начальника полиции Хинштейн снял. Оказалось, он — взяточник». И у губернатора возникает желание заткнуть Хинштейна, связать ему руки. Не давать ему быть говорящей головой в телевизоре. Не дать ему быть звездой. Хинштейн же не может экспертное мнение ни о чём транслировать.

– Он конкретный. Он приводит факты. Поэтому он интересен для журналистов даже без денег.

– А любому губернатору — он соперник. Потенциальный. И по рейтингам, и по цитируемости. И, заметь, тоже без хозяйственного опыта. И вообще, так не принято в политическом мире, чтобы депутат затмевал собой губернатора.

– Ты как опытный политик, рассказывая мне всё это, даёшь посыл Дмитрию Игоревичу через меня и «Парк Гагарина», что лучший вариант будет тот, который я озвучил: отправить в Госдуму Матвеева — и всем будет хорошо. А с Хинштейном у Азарова через год, полтора, два обязательно начнётся непримиримое соперничество, которое закончится плохо для одного из них.

– Люди меняются. Меняется и Азаров. Меняюсь и я. Меняется Хинштейн. Я просто говорю о том, что Хинштейн — неудобный депутат для любого губернатора.

– А для народа — удобный.

Здесь возможен определённый конфликт интересов. Но, Дмитрий Игоревич не может дать возможность избраться в Думу от региона коммунисту после того, как по каким-то причинам мандат сложил единоросс. Это ему никто не позволит. Поэтому, хотелось бы ему, может быть, чтоб Михаил Николаевич работал бы в другом направлении...

– Свалил бы из области?

– Да. Но, к сожалению, к счастью или ещё как — это вопрос он не решает. Конечно, теоретически, можно дать Матвееву денег на борьбу с Хинштейном, щёлкнуть по носу этому заезжему. Но, это уж слишком конспирологическая теория. Такого не бывает. Поэтому я уверяю: всё согласованно. И здесь, единственное, что возможно — выборы в Госдуму для Хинштейна не окажутся легкой прогулкой. Ни для кого выборы не являются лёкгой прогулкой, когда у тебя соперник Матвеев. Пусть даже у меня нет денег и прочего его ресурса.



Борьба между Матвеевым и Хинштейном потенциально выгодна Азарову, потому что она повышает явку на губернаторских выборах. Потому что, сторонники Матвеева, которые могут разочароваться от того, что его не выдвинули в губернаторы и объявить байкот губернаторским выборам, могут сказать: «Пойдем поможем Михаилу Николаевичу пройти в Госдуму». Но я не люблю участвовать в фарсе, поэтому мне проще либо вообще отказаться участвовать в спектакле с заведомым концом под названием «выборы Хинштейна», либо сломать эту игру. Я думаю...

– После этих слов необходимо поставить скобочки и написать: «Матвеев начал избирательную кампанию, используя меня и «Парк Гагарина».

– Я её никогда не прекращаю. Я рассуждаю политтехнологически. Эта комбинация может быть в принципе использована. Меня пытаются использовать в качестве человека, который будет разогревать эту скучную избирательную кампанию губернатора — когда два нанайских мальчика Матвеев и Хинштейн будут с друг другом рубиться.

– Это будет интересная избирательная кампания.

– Да, а приходящие на участки их сторонники заодно будут голосовать на губернаторских выборах. Мне не по душе участие в чужих спектаклях и в чужих схемах и разработках.

– В стране последние лет десять, если не больше, участие в выборах — это участие в чужих спектаклях. И мало кому удаётся нарушить ход этого спектакля.

– Пару раз у меня это получалось. Конечно сейчас всё стало сложнее. И если бы КПРФ не поставила меня в тройку, то сейчас я не был бы депутатом даже губернской думы. Потому что все видели фальсификации, и мы в наших фильмах с Сергеем Турусиным это показали. Есть даже аудио, где человек с голосом Дмитрия Овчинникова на совещании в Белом доме говорил, что наша главная задача не пропустить Матвеева в Думу.

Против меня тогда работала вся машина. И у меня тупо украли мандат депутата Государственной думы, засунув туда Колесникову, показав голоса, которые она не получила. И мы в фильмах показывали как воровались голоса. Как пачки с бюллетенями за Матвеева под видеокамеры тупо уносили с участков.

– Прекращаем избирательную кампанию Матвеева. У меня есть ещё один вопрос: Дмитрий Азаров станет губернатором, надеюсь даже ты в этом не сомневаешься, а после этого он кого-то делегирует в Совет Федерации. Есть уже такой человек?

– Для меня это загадка. Потому что это тема договорённостей. Зачастую, это предложения или условия, которые ставит Федеральный центр губернаторам. Допустим, им нужно какого-нибудь уважаемого силовика, которому уже пора на пенсию, сделать сенатором.

– У нас в регионе пока так не происходило. Первым был Константин Алексеевич Титов. Это ему было даровано за, скажем так, заслуги перед отечеством. Это одно — это пенсионная часть Совета Федерации. Есть другая. Когда Меркушкин сослал Азарова в Совет Федерации, потому что ему надо было зачистить город он не понимал, что молодого, скажем так, политика «на взлёте» он засылает в Совет Федерации? Тем самым он делает ему очередной трамплин. С мозгами, надо признать, у Дмитрия Игоревича, как и у Михаила Николаевича, всё хорошо. И он получил, то что он получил. Но, эта тема для другого разговора.

Пошли по городу слухи, появились вбросы у блогеров, называют разных людей. В том числе и Лапушкину.


– Я слышал такую версию. Но, думаю, — это будет представитель Ростехов.

– Не самарский?

– Не самарский, самарский — не важно. Я не удивлюсь, если будет представитель крупной и важной для регона бизнесструктуры, связанной с нефтехимей, оборонкой, может быть космосом. Это логично. Это укрепление определённых союзов. Понятно, когда кандидатуру Дмитрия Игоревича вели к назначению на губернатора, то свои визы ставил и Ростех. Хотя постоянно от Ростеха вбрасывалась фамилия Гутенёв (Гутенёв Владимир Владимирович — депутат Государственной Думы, «Единая Россия». — Авт.).

Не удивлюсь, если это будет представитель Ростеха или какой нибудь другой корпорации. Я не удивлюсь, если это будет какой нибудь условный варяг, про которого Федеральный центр сказал, что он должен быть избран. Не знаю, ну может быть какой нибудь бывший фсбшник или ещё кто нибудь. А вот, если это будет фигура маловесная, типа Лапушкиной — я честно удивлюсь. Потому что эта должность — это предмет серьёзных торгов. В хорошем и плохом смысле этого слова. И просто сказать, что там будет мой человек, который будет...

– Лоббировать интересы Самарской области.

– Для этого нужно быть лоббистом. Что такой Совет Федерации? Это высшая лига. Там олигархи, там очень влиятельные люди. И на их фоне, чтобы ты чего то пролоббировал, надо чтобы за тобой стояла мощная структура, либо ты должен обладать личным потенциалом. Как в своё время Леон Иосифович Ковальский был душой Совета Федерации, очень влиятельным человеком. Просто потому, что он умеет быстро устанавливать вербальные связи с людьми. Это талант, чтобы в этом клубе миллиардеров начать чего-то там среди них лоббировать. Первый вопрос который тебе задают: ты кто? Какие у тебя часы? На какой машине приехал?

– Поэтому все вбросы про Лапушкину меня и рассмешили.

– Но в голову Дмитрию Игоревичу не залезешь. Поэтому для меня это тёмный лес. Кто там будет. Тёмный лес...

– Давай на этой оптимистической ноте и закончим. В сентябре все будет ясно.

Беседовал Сергей Курт-Аджиев

Комментарии

( 4 комментария — Оставить комментарий )
(Анонимно)
28 июн, 2018 13:03 (UTC)
интересный матвеев иногда...а по хинштейну инфу кинули....про армию....
(Анонимно)
28 июн, 2018 13:49 (UTC)
Что Хин откосил?
(Анонимно)
29 июн, 2018 05:14 (UTC)
вопрос не в том что откосил))))), а как...
(Анонимно)
29 июн, 2018 06:05 (UTC)
А можно поподробнее? Интересно....
( 4 комментария — Оставить комментарий )

Профиль

Че брюс
blog_matveev
"Блог Матвеева": журнал сторонников

Календарь

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

На странице

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner