"Блог Матвеева": журнал сторонников (blog_matveev) wrote,
"Блог Матвеева": журнал сторонников
blog_matveev

Category:

О пользе писательства

Сегодня нечаянно впервые в жизни принял участие в полновесном крестном ходе, да еще сельском- пять километров на пронизывающем ветру, вырывающем хоругви и уносящем в степь пение "Господи, помилуй!". Отказать знакомому батюшке и не идти в день Архистратига Михаила мне было неудобно, а затем уже и самому захотелось. По дороге отчего-то вспомнился рассказ Солженицына "Пасхальный крестный ход", и я стал проводить невольно аналогии, но: совсем другое. Так шел я с крестьянами, пел "Господи, помилуй" и думал, как бы я написал, коли был бы я писатель- и неуместного впереди и, наконец, упавшего пьяного, и крестящихся навстречу старушек у обочины, и лениво стоящего с цигаркой у ворот хозяина джипа, но так, чтоб был виден и сельский религиозный дух, и поющие тонкими голосами женщины с картонными иконами в целофане, и нежелавший одеть в стуже шапку молодой парень-хоругвеносец и внезапно, к радости идущих, начертившийся в синем морозном небе крест от разминувшихся самолетов, и мысль в конце, что "не стоит село без праведника".

По дороге туда я как раз читал Толстого, начатого вчера. Лет пять его уже не читал, и теперь снова начал думать о его стиле и литературных приемах, манере Толстого строить диалоги, благо том был с неоконченными произведениями (кроме Крейцеровой сонаты) и можно было видеть и замысел в чистом виде, и шероховатости до его шливовки, и разные концы одного рассказа и сюжетной линии.

Видимо для полноты писательской темы неожиданно и за столом тоже оказался настоящий писатель, член союза и так далее, кажется, звали Алексей. Зашла речь, и он напросился почитать вслух что-то из своих рассказов компании. Рассказ назывался "Про пользу долгожительства" , или примерно так. Суть там была про жившее в старом самарском дворике еврейское семейство, где (подробности опускаю, хотя сюжет про Изю и собаку тронул),  зажилась старая 90-летняя "тётя Фима", и мешала уже всем так, что родная дочь Мара все мечтала, когда же она помрет. А старуха таки пережила Мару, а уж после померла. То ли смешной рассказ, то ли философический. Я все время ждал фразу: "но не такова была тётя Фима", но ее отчего-то не было. Несмотря на ее отсутствие было видно, что писатель был настоящий и это производило впечатление. Оттого ли, или вкупе с наблюдениями за крестным ходом и рассуждениями о приемах Толстого etc., но я снова твердо решил сменить жизнь и  стать писателем. Все равно бюджет примут какой хотят и без единой моей поправки, а на телевидение меня Скрыльник не пустит, так что про это никто и не узнает. Так лучше я глаголом буду жечь сердца людей. Годам к семидесяти стану классиком.
 
Тем более, что писать я буду не какую-нибудь х***ю про тетю Фиму, а, скажем, буду писать про тетю Любу и как все хотят, чтобы она пожила подольше.
Tags: Лев Толстой, Михаил Матвеев, всюду жизнь, личное время, национальная идея, русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments