January 6th, 2014

Че брюс

Работаю Дедом Морозом



Сегодня с депутатом Фёдоровым начали неделю дворовых новогодних праздников для детей, которые я ежегодно провожу в своем депутатском округе вот уже...ё-моё!- 10 лет. Сегодня провели три: ноги замерзли капитально. Завтра в планах два. Насчет "Деда Мороза" я в переносном смысле, но уже начинаю подумывать о прямом. Все-таки бегать с детишками теплее, чем стоять с их родителями, у которых бесконечные вопросы к депутату не иссЯкают и в праздники.

Всех с наступающим Рождеством Христовым!
Поезд

Памяти Вагана Гайковича Каркарьяна

Ушел из жизни Ваган Каркарьян, достойнейший Человек и, возможно, лучший краевед Самары. Слово "краевед" здесь не полное: краехранитель, краетворЕц! Я познакомился с Ваганом Гайковичем много лет назад, сейчас не помню повода, помню лишь, что специально приходил к нему на кафедру в Строительный институт узнать его мнение о чем-то, связанном с архитектурой. Зато помню случай, по которому познакомился со мной Ваган Гайкович: он прочел в одной из моих статей про памятник Александру II, вроде утопленный большевиками у второго причала, и загорелся идеей его поднять! Его глаза горели по-мальчишески, и каждый раз, говоря о памятнике, он будто готов был сам нырять с аквалангом вдоль берега!  Помню, как мы с ним обсуждали этимологию имени Гайк в контексте Гая Бжишкянца, пили с Мэтром чай в его мастерской на пр.Ленина, говорили об армянской церковной архитектуре и деревянной Самаре, при этом Каракарьян был знатоком и любил русскую культуру, был в моем понимании классическим русским интеллигентом высшей пробы, таким, что с него можно было лепить эталон. Это был достойнейший человек и патриот Самары каких мало!

Collapse )

PS 08.01.14. Сегодня похоронили Вагана Гайковича. Проститься с ним в Дом архитектора пришло человек 150, как мне показалось-: в основном архитекторов. Удивило, а затем с горькой символичностью проявило себя отсутствие первых лиц и вообще должностных слов и официальных почестей такому человеку: никто ничего не сказал ни от мэрии, ни от городской Думы, ни от Минстроя, про Минкульт уж молчу. Лишь где-то в толпе мелкнула пара лиц чиновников, молча.

Допускаю, что мэр, или кто из других, кто обязан был тут быть, выразили свои слова семье где-то, как-то, по телефону или еще как, но здесь их не было. Вполголоса рассказывали мне близкие как умирал Каркарьян: тоже горько слушать, как никому особо не было до него дела: выписали, положили, одна больница, другая, тут полечили, там недолечили, диагноз то ли этот, то ли тот- никто из больших начальников особо не звонил, не беспокоился. Да и сам Ваган Гайкович никого не просил, не беспокоил- такой был человек.

Удивило отсутствие, если просто не заметил-простите, многих "деятелей культуры" и охраны памятников, историков, правозащитников, активистов Комитета спасения старой Самары- всех тех, кто не может не понимать, какую утрату понесла именно культура и сохранение культурного наследия Самары.

Все так характерно, а в Самаре с ее зыбкостью культурного слоя- особенно.

Отпевали Каркарьяна в храме на Рубежном кладбище, отец Александр просто поразительно, очень выразительно и назидательно служил, вот что значит "обряд" и "отпевать", и сказал сильные слова потом о воробьях и орлах. За полтора месяца до смерти Ваган Гайкович крестился- в Русской Православной Церкви, редким и созвучным ему именем Агн. Меня всегда поражало как Пастырь-Господь помечает и собирает своих, но еще больше, как Он из этого делает мораль и урок другим: крещение перед смертью Каркарьяна из этого ряда.

Трудно мне сказать, оценит ли по заслугам когда-то Самара этого человека. Могу сказать, что в отличие от многих, тоже значимых и заметных, создавших то, или организовавших это, Почетных и Заслуженных, Каркарьян был ко всему этому еще и человеком с душой, с совестью, с моралью. Это большая редкость в наше время.