"Блог Матвеева": журнал сторонников (blog_matveev) wrote,
"Блог Матвеева": журнал сторонников
blog_matveev

Мой комменарий к 100 дням Путина и губернатора Меркушкина

Сто дней назад «национальный лидер» и фактический правитель России с 31 декабря 1999 года снял со своего лица тесноватую маску премьера и снова надел на себя - такую родную и такую желанную - личину президента. 7 мая 2012 года Владимир Путин торжественно, помпезно, неотвратимо, выразительно въехал по идеально очищенным от населения киношным московским улицам в столичный Кремль. Это было в понедельник. А уже в четверг, то есть через три дня с начала своего третьего срока, Путин принял отставку многолетнего главы Мордовии, старомодного, простоватого, но абсолютно преданного, надежного и цепкого Николая Меркушкина. Чтобы тут же назначить его губернатором Самарской области. Порталу "Засекин.ру" сто дней обоих правителей комментирует депутат Самарской Губернской Думы, доктор исторических наук Михаил Матвеев



МИХАИЛ МАТВЕЕВ: «У граждан страны нет ощущения стабильности»
(Депутат Губернской думы)


- С момента возвращения Владимира Путина на пост президента прошло сто дней. Что для Вас стало определяющим за это время?
- Мы помним, что в своём время в ходе избирательной кампании ещё на выборах в Государственную думу пресс-секретарь Владимира Путина господин Песков говорил, что россиянам предстоит увидеть Путина в версии 2.0, что, вне всякого сомнения, после президентских выборов он будет не только проводить новую политику, образовывать новые союзы, но и сам предстанет другим человеком. В этом плане, конечно, я не увидел за сто дней какой-то принципиальной перезагрузки образа Владимира Путина. Скорее, он вернулся к своему образу, который сформировался в период мюнхенской речи и который наиболее гармонирует с ним самим, в котором он уверенно и естественно себя чувствует. Это образ жёсткого, бескомпромиссного политика, который точно знает, в чём правда жизни и который не обращает внимания на какие-то попытки его с намеченного курса сбить, рассматривая их исключительно как провокации. В то же время этот образ у многих граждан вызывает симпатию, и я бы не сказал, что все его решения за эти сто дней вызывают у граждан отторжение. Где-то он, напротив, набрал очков. Это, на мой взгляд, достаточно последовательный курс, вполне понятный. Никаких неожиданностей. В то же время, сохраняется определённая интрига, связанная с тем, какой курс может обеспечить политическое долголетие Путина.

- И всё-таки что для Вас самое главное в новом-старом Путине?
Я бы разделил правление Путина в эти сто дней на две основные составляющие: внутренняя политика и внешняя. Если посмотреть на политику внешнюю, то произошли достаточно серьёзные изменения, по сравнению с политикой, демонстрируемой Дмитрием Медведевым, скажем, в отношении Сирии. Если рассматривать ситуацию с Сирией как некое зеркальное повторению ситуации с Ливией, то, конечно, позиция России кардинальным образом изменилась. Это во многом отработка такого своеобразного державного подхода, понятного избирателям, позиции противовеса США. То есть, на примере Сирии, видно, что Путин за эти сто дней сумел прежние слабости России, которые были продемонстрированы во внешней политике в период Медведева, каким-то образом дезавуировать и предстать в традиционном для России образе лидера сильной державы. Насколько уж у нас имеется действительно реальная возможность противопоставить что-либо США и большей части Европы — не совсем понятно. Но, во всяком случае, стало чётким блокирование с Китаем по большинству внешнеполитических вопросов.

Что касается политики внутренней — тут, конечно, идёт период ужесточения наказаний, связанных с инакомыслием. Но при этом, могу сказать, на фоне всех этих событий Путин не только теряет какие-то очки со стороны либерально мыслящих граждан, но и достаточно чётко позиционирует себя в качестве человека, который спасает Россию от происков внутренних врагов, пятой колонны и так далее. И по многим позициям, по тому же пресловутому делу Pussy Riot, я лично Путина поддерживаю. Это может казаться удивительным, учитывая, что к правлению Путина я вообще-то отношусь с очень большой долей критики, но это так. Поэтому я бы не стал однозначно оценивать его поведение внутри страны, как поведение совсем непоследовательное, нелогичное, которое неизбежно приведёт к краху. Скорее, вопрос в том, кто первым — власть или оппозиция — предложит обществу какую-то внятную повестку, какую-то внятную парадигму, которая бы позволила получить большинство голосов. Потому что на данный момент, по моим ощущениям, ни Путин, ни оппозиция в лице так называемого формирующегося координационного совета вокруг Удальцова, Немцова, Собчак, Навального и прочих, не могут претендовать на консолидацию вокруг своей позиции абсолютного большинства жителей России. Две трети нет ни у кого.

Это очень тревожная обстановка — обстановка политической нестабильности, которая продолжалась все сто дней Путина. Поэтому, на мой взгляд, основное, чего он не смог добиться за эти сто дней — это создать у граждан страны ощущение стабильности. Наоборот, ощущение политической стабильности с каждым днём рассеивается. Это большой сигнал тому же Путину, что нужно искать какие-то коалиции. В одиночку он вряд ли сумеет проводить политику, которая позволит ему продержаться у власти.

- Скоро можно будет и Николая Меркушкина поздравить с первыми ста днями... Как бы Вы охарактеризовали этот период?
- Из этих ста дней, как минимум, треть пришлась на каникулы, поэтому объективно жизнь политическая и экономическая затихла. Но я могу отметить несколько важнейших таких индикаторов, по которым можно оценивать деятельность нового главы региона.

Первое — это его кадровые назначения. Они характеризуют, скажем, те группы, которые на него влияют, с которыми он согласен считаться. На мой взгляд, наиболее важным среди следствий произошедших кадровых назначений является серьёзное ослабление позиций «Волгопромгаза», ключевой финансово-промышленной группы для региона, которая оставалась при политико-экономической власти при всех губернаторах и мэрах крупнейших городов. Удаление из правления многоопытного министра финансов Павла Иванова, ослабление позиций ряда министров или их уход из правительства, который тоже связывали с «Волгопромгазом» - всё это говорит о том, что, по крайней мере внешне, Николай Меркушкин дистанцировался от ключевой группы влияния в Самарской области, и это было неожиданно и ново... Не буду глубоко анализировать последующие кадровые решения. А просто отмечу в целом, что главное здесь — ослабление позиций «Волгопромгаза».

Второе — это ставка, когда речь зашла о ключевых позициях, на проверенные мордовские кадры. Из этого можно сделать вывод, что всё-таки некий период мордовского влияния будет нарастать и в политике, и в экономике, и в культурной стороне. Тут и неожиданный всплеск интереса к мордве, которая живёт на территории Самарской области и прочим делам — всё это очередной раз показывает, что является определённой составляющей внутренней политики губернатора Меркушкина. Судя по тому, что он во многих ситуациях сравнивает два региона, не в пользу самарского, говорит о том, что определённая экспансия каких-то политиков, бизнесменов, каких-то подходов к решению тех или иных вопросов, будет продолжаться. Я не оцениваю это, как нечто плохое. Может быть, это и хорошо. Другое дело, что мы пока не видим важнейшего индикатора — каким образом будут распределяться финансовые потоки. Какие банки будут обслуживать бюджетные средства, у кого будут браться кредиты, какие компании будут обслуживать наиболее финансово ёмкие направления, как, например, строительство, дороги, ЖКХ, закупки для организаций здравоохранения и образования... Пока не совсем понятно, каким образом изменится круг допущенных к столу, если пользоваться термином Фазиля Искандера. Кто будет допущен к столу — этот вопрос остаётся открытым, я его за эти сто дней не отследил.

Ну, и третий момент, который имеет смысл отметить — это чисто бытовые вещи, связанные с восприятием губернатора населением области, его публичное, общественно-бытовое такое позиционирование. За эти сто дней стало очевидно, что Николай Меркушкин очень сильно отличается в манере держать себя. Здесь можно сказать, что Меркушкин продемонстрировал себя, как более открыэтый для людей политик, несколько популистского в хорошем смысле типа. Он хитер. Он не чурается ездить по городу, где-то выходить из автомобиля, общаться с простыми людьми... Меркушкин демонстрирует стиль въедливого и дотошного хозяйственника, который, к примеру, выясняет марку бетона, он выясняет, какой процент школьников сдал ЕГЭ по физике и прочие въедливые моменты, которые повергают в страх и трепет чиновников, но которые очень нравятся населению, потому что они показывают нового губернатора как человека практичного, хозяйственного, чёткого, такого делового.

При этом отмечу, что та удавка, как-то естественным образом была отпущена, и пока у меня нет доказательств, что со стороны нового губернатора поступала какая-то команда по введению политической цензуры в отношении СМИ. Многие средства массовой информации, насколько мне известно из общения с рядом редакторов, которые прежде находились под достаточно жёстким информационным контролем нашего «министерства правды», они никаких указаний, каким образом нужно освещать политику губернатора, о ком можно писать, о ком нельзя,пока не получали. Это удивило меня, учитывая ту информацию, которая к нам доходила из Мордовии — она свидетельствовала о том, что там отсутствует свобода слова, не выходит в эфир «Эхо Москвы», не печатается «Новая Газета», а журналистов, критикующих власть, сажают в тюрьму. Пока, как ни странно, ничего подобного в политике нового губернатора не видно. На мой взгляд, это очень приятное открытие. Может, это долго не продлится, но пока я бы отметил это в числе значимых моментов, связанных с имиджем Меркушкина.

В целом, если свести всё к одному, то получается так, что я лично достаточно положительно отмечаю эти сто дней. Особенно учитывая, что Меркушкин, будучи человеком назначенным против воли жителей области, уже получил из-за этого на ровном месте достаточно серьёзный антирейтинг. Может, он не заслужил его. Меркушкин за эти сто дней предпринял определённые шаги для того, чтобы понравиться и простым гражданам и представителям власти и, может быть, продемонстрировать абсолютно новые подходы, к которым не привыкли.

Не могу сказать, что открытость губернатора носит абсолютный характер. Были случаи, когда мне необходимо было встретиться с губернатором, и эта встреча происходила день в день, буквально по звонку в приёмную. Но за эти сто дней были и случаи, когда мне приходилось в течение двух недель ждать, пока приёмная губернатора каким-то образом переварит информацию о том, что депутат Матвеев хочет встретиться с Николаем Меркушкиным. Я пока не делаю из этого никаких далеко идущих выводов. Я думаю, сейчас каникулы закончатся, и исполнительная и законодательная власть войдут в режим постоянной работы. И тогда станет понятным, как будет строиться это взаимодействие и будет ли оно.

Источник: http://zasekin.ru//politika/2012/08/15/sto-dnej-odinoc/

Tags: Меркушкин, Михаил Матвеев, Путин, Самара-городок, интервью, политика, я сказал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments