"Блог Матвеева": журнал сторонников (blog_matveev) wrote,
"Блог Матвеева": журнал сторонников
blog_matveev

Самарский УФМС пытается выдать узбекским спецслужбам женатого на россиянке политического беженца

Совершенно дикую историю про самарский УФМС рассказали мне. Итак,

История 32-летнего гражданина Узбекистана Баходира Каримова напоминает детектив и фильм ужасов одновременно. В 15 лет спецслужбы Узбекистана по политическим мотивам  арсестовали трех его братьев, от него потребовали оговорить братьев и угрожали убийством, он отказался, тогда Баходир стал свидетелем их пыток. Братьям в итоге дали 16 и 19 лет строго режима, сестра от постоянного давления сошла с ума.. Самого Баходира на протяжении шести лет периодически задерживали, избивали, запугивали. В 2005 году Каримов уехал в Россию, в Самару, легально устроился на работу, оформил регистрацию и патент, женился на русской православной девушке Татьяне. Но в декабре 2013 года оказалось, что о давно живущем в России родственнике политзаключенных узбекские спецслужбы не забыли. В итоге впереди его ждало заключение в самарском СИЗО по запросу Узбекистана и постоянная угроза высылки. За время судебных мытарств его супруга Татьяна потеряла двух детей.

Сейчас Баходир вместе с русской женой борется за право находиться в России, а значит — выжить. В его истории парадоксальным образом столкнулась Генпрокуратура и Миграционная служба. Первая убеждена — высылать Каримова из страны нельзя, возвращение в Узбекистан означает для него неминуемое тюремное заключение, пытки и, возможно, смерть. Однако УФМС по Самарской области, где проживает беженец, не намерена легализовать его ни одним из возможных способов. О том, за что расправляются с целыми семьями в Узбекистане и что значит быть политбеженцем из Средней Азии рассказывает Баходир в своем обращении о помощи, опубликованном на сайте международной правозащитной организации "Клуб пламенных сердец". Почитайте его. А я процитирую лишь несколько фрагментов из рассказа его жены Татьяны, опубликованного здесь, которые касаются работы самарского УФМС. Итак:

"В июне 2014 года Баходир  пришел в УФМС — продлить документ, позволяющий на законных основаниях работать на территории РФ. В этот момент его задержали. На следующее утро Самарский районный суд Самары арестовал его по запросу Узбекистана — там его обвинили по уже знакомым статьям об участии в покушении на конституционный строй республики. Спустя 7 месяцев и 10 дней Баходир все же вышел из СИЗО — суд изменил ему меру пресечения на подписку о невыезде. Он обратился в УФМС вновь — на этот раз за временным убежищем, которое получить проще. Баходиру снова отказали, несмотря на то, что за это время дело беженца изучила Генпрокуратура. В ведомстве пришли к выводу, что реальных оснований для его преследования в Узбекистане нет, сняли Баходира с розыска и отказали в выдаче.

После чего беженца в Самаре трижды пытались похитить неизвестные. Он полагает, что это были сотрудники СНБ Узбекистана. При первом обращении в УФМС Самары за статусом беженца, группа узбеков подстерегла Баходира на выходе и стала требовать, чтобы он пошел с ними. Татьяне удалось прогнать их, когда она привлекла внимание прохожих. Еще два раза за Баходиром гнались на машинах. Причем один раз неизвестный автомобиль увязался за машиной родных Татьяны, когда они встречали мужа из СИЗО. Как отмечают правозащитники, кража политэмигрантов на территории России вещь, увы, не редкая, и в этом смысле история Баходира не уникальна. Четвертый раз беженца поджидали снова у УФМС, однако и тут Татьяне удалось перехитрить преследователей.

Чтобы не допустить попыток выкрасть супруга, она оформила доверенность, позволяющую ей забирать из государственных учреждений его документы. 12 февраля 2015 года ей позвонили по телефону из УФМС Самары и сообщили, что решение по РВП готово. Татьяна попросила отправить уведомление об этом. Сначала ей отказали "по техническим причинам", а потом отправили, но результат решения в нем, вопреки закону, указан не был — только дата и время, когда нужно прийти. Когда Татьяне попросила сообщить ей суть бумаги, ей ответили: "Приходите с супругом и узнаете".

"В итоге я попала к начальнику отдела, который выдает решения по РВП. Она нам назначила время и дату и сказала, что будет ждать нас после рабочего времени. Мне это показалось странным. Ведь это сказала сотрудница УФМС, а до этого я постоянно натыкалась на фразы вроде: "Вы пришли в нерабочее время, приходите в другой день". Я стала обзванивать всех знакомых правозащитников, и все мне рекомендовали не ехать. Мой муж и я так и сделали. Позже знакомые мне сказали, что у здания УФМС нас поджидали — к назначенному времени пришли двое людей в штатской одежде, пробыли там два часа и ушли",— рассказывает Татьяна.

Она решила больше не рисковать и пытаться получить решение самостоятельно. Почти через неделю в районном отделении УФМС Самары инспектор сообщила Татьяне, что ее мужу вновь отказали. Когда она поехала за решением, его опять не выдали. "Но на этот раз мне сообщили, что решение было принято еще 3-го декабря. И сказали, мол, что я волнуюсь — пусть Баходир приходит, забирает его и на этом основании продлевает регистрацию. Я спросила: "Значит, ответ положительный?" Мне ответили утвердительно". В конце концов, только адвокат смогла добиться возможности изучить ответ по РВП, но не забрать его. Это был отказ. Причем вовсе не по той причине, которую Татьяне озвучили в УФМС, дескать, сейчас все граждане Узбекистана меняют паспорта, а Каримов остается владельцем старого документа".

20 февраля супруги Каримовы подали жалобу на действия УФМС. "А 23 февраля я, наконец, обнаружила в почтовом ящике конверт с уведомлением о решении по РВП. Но вскрывать его я пока не буду. Я его открою только в суде, чтобы судья видел, что он действительно запечатан . И знал, когда он отправлен", — говорит Татьяна. Она опасается, что иначе бумагу оформят задним числом и скажут, что Каримовы пропустили сроки обжалования."Я в этой ситуации уже больше двух лет. Я уже не знаю, что думать: кому мы перешли дорогу, что плохого мы сделали. Максимальное наше с мужем правонарушение — переход дороги на красный свет, не более. Мои права как гражданки России нарушаются. Мою семью хотят разрушить. Все происходящее совершенно не обосновано",-  возмущается Татьяна. Отступать в борьбе за мужа она не намерена. Если юридические инструменты в России будут исчерпаны, пара подаст в Европейский суд по правам человека. Баходир Каримов уже обратился за помощью в Комитет по делам беженцев ООН, но пока решения по его делу не принято.


PS После истории с отрезанной головой ребенка мне ничуть не хочется помогать увеличению количества узбеков в России. Но возникают вопросы: почему парню, женатому на гражданке России, русской, т.е.продемонстрировавшему готовность интегрироваться в русский мир, отказывают, а всякого рода реальным ваххабитам с бородами и паранджами- без проблем. И самое главное- к самарскому УФМС, простой такой вопрос, коррупционный: а как узбекские бандиты (они же спецслужбы) узнают о том, когда Каримов придёт в офис УФМС? Свой депутатский запрос направлю в понедельник.
Tags: Михаил Матвеев, Самара-городок, УФМС
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments